пʼятниця, 14 березня 2014 р.

Ігри патріотів або екологічна криза Сочі

ИГРЫ ПАТРИОТОВ

Можно ли провести зимние олимпийские игры в Сочи без ущерба природе и людям?

Планы освоения горных окрестностей Красной Поляны в городе-курорте Сочи возникли еще в 80-е годы, в связи с выдвижением кандидатуры Сочи на конкурс городов для проведения Зимних Олимпийских Игр. Причем свою кандидатуру власти города выставляли дважды, повторно – уже в середине 90-х годов «с прицелом» на Зимние Олимпийские Игры 2002 года. Понятно, что без серьезной подготовки, в том числе и строительства спортивных объектов для зимних видов спорта, престижные конкурсы не выиграть. Для этой работы в Сочи был даже создан Международный архитектурно-проектный центр. Тогда же в зону особого внимания проектировщиков горнолыжного курорта в Красной Поляне попали заповедные участки Кавказского заповедника и Сочинского национального парка, от идеи использования которых не отказались до сих пор. Даже несмотря на то, что территория Кавказского заповедника полностью входит в состав Объекта Всемирного Природного Наследия «Западный Кавказ».

Новый этап освоения заповедных территорий открылся 4 июля 2007 года, когда во время 119-й сессии МОК в Гватемале город Сочи был выбран столицей XXII зимних олимпийских игр 2014 года. Решающим в этом выборе стала активность Президента России Владимира Путина, который, тем самым, разделил вместе с МОК всю полноту ответственности за те негативные последствия, которые уже произошли во время подготовки к олимпийским играм, и те катастрофы, которые ждут Сочи в недалеком будущем.
Более 80% территории олимпийского строительства – это земли Сочинского национального парка, являющего федеральной особо охраняемой природной территорией II-й категории по классификации IUСN. В непосредственной близости – территория Кавказского биосферного заповедника, находящаяся под защитой Конвенции о Всемирном наследии. Часть этой территории, в нарушение требований Конвенции, попала в ходе строительства под хозяйственное освоение. Как было заявлено Гринпис (Greenpeace) России в 2006 году, «подобное действия могут в очередной раз заставить международное сообщество усомниться в способности России выполнять свои обязательств по сохранению объектов всемирного наследия, как уже произошло с Байкалом».
Трагедия на самом деле красивой идеи провести зимние Олимпийские Игры на юге России, среди пальм и роз, заключается в том, что для более-менее массовых спортивных мероприятий в городе-курорте Сочи нет места. Узкая прибрежная полоска черноморских пляжей и тоже узкая горная долина реки Мзымты для этого непригодны. Парусные регаты и другие виды водного спорта, теннис и пляжный волейбол, шахматы и дзюдо проводить можно, а вот горнолыжные трассы международного класса и стадионы для биатлона строить нельзя. Ведь они неизбежно попадают или на строго охраняемую природную территорию, или в зону разгрузки минеральных источников, или еще в какой-нибудь жизненно важный для бпльнеологического курорта участок. Кроме того, проведение олимпиады предполагает зрелищность и массовость этого мирового праздника спорта, а режим особо охраняемых природных территорий, наоборот, ограничивает посещаемость этих территорий лимитами рекреационных нагрузок. Сочетать эти противоречащие друг другу принципы в одном комплексе на локальном участке невозможно.
Зимняя Олимпиада 2014 года – бесспорный кандидат в Книгу рекордов Гиннеса не только как самая дорогая по расходам на ее организацию, но и как самая губительная для природы. В мировой практике проведения олимпиад подобные примеры уничтожения собственного природного наследия ради возможности принять у себя олимпийские игры отсутствуют. Да их просто не может быть, т.к. это противоречит принципам Международного олимпийского движения, его Олимпийской Хартии.
Известен случай, когда государства отказались от идеи проведения зимней олимпиады из-за необходимости сохранения природы национального парка. Речь идет о совместном польско-словацком Татранском национальном парке.
Зафиксированные в истории случаи, когда Олимпийские Игры затрагивали территории национальных парков, известны только в отношении Японии. Это, учитывая масштабы этого островного государства, понятно и не оправдывает аналогичной ситуации в России, далеко не обделенной подходящими для зимних видов спорта территориями. Во время Олимпийских игр в Саппоро для горнолыжных соревнований использовали склоны горы Eniwa, расположенной в пределах национального вулканического парка Shikotsu-Toya (категория II IUCN). Никаких рубок леса или капитального строительства там не проводили. От того, что один раз зимой на склоне горы сделали горнолыжные трассы, вулканический ландшафт не пострадал. Весной все растаяло, а однократное воздействие в течение 1-2 недель не сказалось негативно на каменистые склоны, лишенные растительности.
Громкий скандал возник при проектировании горнолыжной трассы в Яманучи для зимних Олимпийских Игр в Нагано 1998 г., так как при строительстве неизбежно страдала часть заповедной территории расположенного здесь же национального парка. Под давлением общественности Федерации лыжного спорта пришлось сократить стандартную длину горнолыжной трассы более, чем на сто метров. Почти аналогичная ситуация возникла и при проектировании трассы для биатлона в районе деревеньки Хакуба в полусотне километров от Олимпийской деревни. В этом районе были обнаружены гнезда редких птиц, в том числе – строго охраняемых японским законом ястребов, и будущие соревнования стреляющих лыжников пришлось перенести в местечко с давними лыжными традициями Назава Онсен.
А вот в Сочи при строительстве олимпийских горнолыжных трасс только одного курорта «Роза-Хутор» прямые потери древесины дуба, бука, каштана и других ценных пород составили не менее 50 тысяч кубометров.
Практически вся осуществляемая сейчас на территории Сочинского национального парка деятельность по хозяйственному освоению его земель в рамках подготовки к зимней Олимпиаде-2014 ведется с грубейшими нарушениями национального и международного законодательств, нанося колоссальный ущерб всему курорту Сочи в целом и особо охраняемым природным комплексам и объектам в частности.

Крысиные бега

Ни одного объекта, мало-мальски пригодного для проведения крупнейшего спортивного турнира современности, в Сочи на момент подачи заявки о проведении зимних олимпийских игр 2014 года не было. Их планировалось возводить с нуля, причем весьма своеобразно. Сначала на картах и схемах дизайнерами рисовались красивые картинки, а потом уже формировался пакет документов для обоснования строительства олимпийских объектов. Характерно высказывание по этому поводу российского Министра спорта Виталия Мутко: «Вот говорят о Сочи, о трамплине. Так там удорожание идет за счет особенностей почв. Цемент льют, а грунт плывет. Тут ничего не поделаешь – ТАК БЫЛО ВЫБРАНО МЕСТО (выделено В.Б.)». Поэтому никого из организаторов олимпиады в Сочи, по большому счету, не интересовали эколого-геологические особенности территории будущего строительства, а из-за крайне сжатых сроков инженерные изыскания при подготовке строительных проектов проводились наспех либо вообще не проводились. Задним числом проводились государственные экологические экспертизы многих олимпийских объектов. Нередко эти экспертизы завершались чуть ли не накануне сдачи в эксплуатацию самих объектов. Таким объектом является, к примеру, «Дом приема официальных делегаций и квартал коттеджной застройки «Лаура» в селе Эсто-Садок: Приют № 1 на площадке Псехако», проинвестированный за счет ОАО «Газпром», а точнее, его дочерней компании ООО «Газпроминвестарена». Понятно, что никакого другого заключения, кроме положительного, от экспертов и не ждали. Не лишним будет напомнить, что российское экологическое законодательство прямо запрещает финансировать строительство объектов, не получивших положительное заключение государственной экологической экспертизы. Значит, с юридической точки зрения, большинство объектов зимних олимпийских игр в Сочи построены незаконно, с грубейшими нарушениями правовых, финансовых и технологических требований. Одним из таких объектов, помимо вышеуказанного, является совмещенная (автомобильная и железная) дорога Адлер – Нижняя станция горнолыжного курорта «Роза-Хутор», разрушившая уникальную экосистему реки Мзымта. А недавний скандал с задержкой сроков сдачи комплекса олимпийских трамплинов оставил на заднем плане тот факт, что проектные материалы по строительству трамплинов были возвращены заказчику органом государственной экологической экспертизы в 2011 году по причине их некомплектности. Следовательно, в том году экспертиза вообще не проводилась, хотя именно в июне 2011 года уже планировалась сдача трамплинов в эксплуатацию.
Президент Международной федерации лыжного спорта (ФИС), член МОК Джан-Франко Каспер с неподдельным восхищением заявил: «То, что удалось сделать в Сочи за 7 лет, поражает. Организация Олимпийских игр – это всегда сложная задача, масштаб и размах Игр требуют многолетнего планирования и создания огромной инфраструктуры. Я люблю приводить в качестве примера альпийские курорты. Обычно для их создания нужны десятилетия, а в Сочи все было возведено всего лишь за 7 лет. Это производит впечатление» ... В горах за пять лет была проделана масштабная работа, аналогичная той, что протекала в Альпах в течение последних 150 лет». При этом международный чиновник почему-то забыл, что спешка важна только при ловле блох. А такая сложная инженерно-техническая задача как строительство в высокосейсмичной зоне (сейсмичность Красной Поляны – 10 баллов) в горных условия с высоким уровнем экзогенных процессов (пораженность оползнями территории Красной Поляны составляет 30-40%, а селями – 40%) или на болотистой Нижне-Имеретинской низменности, расположенной ниже нулевой отметки уровня моря, требует гораздо больших временных затрат только на предпроектные исследования и разработку инженерных решений, не говоря уж о самом строительстве.
Как утверждает опальный для российских властей доктор геолого-минералогических наук, член-корреспондент Российской экологической Академии Сергей Волков, нельзя принимать решения о развитии тех или иных участков, опасных с инженерно-геологической точки зрения, и уж, тем более, нельзя без соответствующей инженерной защиты их застраивать. Однако создается впечатление, что руководству России и государственной корпорации «Олимпстрой», непосредственно отвечающей за олимпийское строительство, более важным является  соблюдение сроков, чем качество строительства и его соответствие требованиям безопасности. Не обходится без проявлений коррупции, откровенного отмывания бюджетных средств. Например, к инженерно-геологическим исследованиям для объектов госкорпорации «Олимпстрой» привлекался Институт телекоммуникаций. Какое отношение это учреждение имеет к селям и оползням, которые они пытались моделировать? Видимо, заказчики олимпийского строительства надеются на извечное русское «Авось». По крайней мере, до завершения олимпийских игр в Сочи.


Разрушение природоохранного законодательства России
в угоду олимпийскому строительству

Каким образом можно легализовать многочисленные нарушения законодательства, допускаемые при подготовке к XXII зимним олимпийским играм? Как преодолеть запреты и ограничения, содержащиеся в нормах природоохранного законодательства и обеспечивающие экологическую безопасность? В нормальном демократическом государстве это, скорее всего, невозможно из-за противодействия общества и нежелания чиновников портить свой имидж. В России чиновники не боятся ни противодействия общества (слишком оно слабо), ни потери своего имиджа (он и так у большинства ниже плинтуса). Российские чиновники боятся только своего начальства. Поэтому проблемы с законодательством в России решаются просто – отменой или изменением мешающих законов либо их отдельных правовых норм.
Так, в 2006 году, когда организаторам олимпийских игр с трудом (из-за противодействия общественности) удалось провести первое изменение функционального зонирования Сочинского национального парка для того, чтобы отменить на выбранных для строительства олимпийских объектов участках заповедный режим, в статье 11 федерального закона «Об экологической экспертизе» исчез пункт об отнесении к объектам экологической экспертизы федерального уровня документации на изменение функционального статуса, вида и характера использования территорий федерального значения. В том же 2006 году в статью 15 федерального закона «Об особо охраняемых природных территориях» была введена дополнительная норма, допускающая в соответствующих функциональных зонах национальных парков, по решению Правительства Российской Федерации, строительство, реконструкцию и эксплуатацию физкультурно-оздоровительных, спортивных и спортивно-технических сооружений и объектов инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры. Примечательно, что через пять лет, когда строительство олимпийских объектов на территории Сочинского национального парка уже началось, эту норму как потерявшую свое значение для подготовки к сочинской олимпиаде, ликвидировали.
Из приведенных выше примеров понятно, что современное российское законодательство при нынешней власти не является надежной защитой особо охраняемых природных территорий и прав граждан, включая право на благоприятную окружающую среду. Достаточно воли Президента России или усилий определенной группы лоббистов, чтобы внести нужные изменения в любой закон. А Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации не только не сопротивляется таким поползновениям, но и само активно участвует в разрушении территориальной охраны природы, внедряя все шире и глубже в практику заповедного дела рекреацию и туризм, помогая строить на заповедных территориях дачи высокопоставленных чиновников и горнолыжные курорты.
Особенно опасно то, что такие изменения законодательства, проводимые в угоду чьим-то корыстным интересам в конкретном заповеднике или национальном парке, после вступления законопроекта в силу распространяются на все, без исключения, особо охраняемые природные территории страны, приобретая характер стихийного бедствия.

Уничтожение дикой природы в районе олимпийской стройки

Зона олимпийской застройки в районе Сочи отличается высоким биологическим разнообразием. Сохранение этой природной территории является чрезвычайно важным как для сохранения экологического равновесия и для естественного функционирования природных экосистем в этой части Черноморского побережья Кавказа. Ценность этого природного комплекса неоспоримо велика в научном и краеведческом аспектах. Это природный резерват, который должен служить целям изучения, сохранения и приумножения уникального для всей России генофонда дикой природы. Здесь находится один из наиболее значимых центров кавказского эндемизма, многие виды растений и животных встречаются в России только здесь. Склоны хребтов, окаймляющих долину реки Мзымта в районе Красной Поляны, являются местом обитания крупных популяций западнокавказского тура, кавказской серны, бурого медведя, кавказского благородного оленя и других животных. Здесь, в границах Сочинского национального парка, расположены памятники природы, которые также попали в зону хозяйственного освоения под нужды будущей олимпиады.
До начала подготовки к XXII зимним олимпийским играм практически все ныне застроенные олимпийскими объектами территории Сочинского национального парка относились к зоне заповедного режима. Свыше половины лесопокрытой площади занимали спелые, перестойные и приспевающие леса. В них была полностью запрещена любая хозяйственная деятельность. Но тогда проведение олимпиады в Сочи потеряло бы всякий смысл, т.к. все пригодные для горнолыжного спорта участки расположены именно здесь. Поэтому заповедный режим в горах вокруг Красной Поляны был отменен. На территории национального парка разрешили строить не только рекреационные, но и спортивные объекты, а также гостиницы и объекты инженерной инфраструктуры. Проведены массовые рубки старовозрастных широколиственных и пихтовых лесов под горнолыжные трассы и строительные площадки, земляные работы на склонах хребта Псехако и горы Аибга, прокладка дорог, линий электропередач и трубопроводов через заросли самшита и других «краснокнижных» деревьев и кустарников, изменено русло Мзымты и ее притоков. Горнолыжные трассы и канатные дороги, рассекшие лесные склоны Аибги от подножия до зоны высокогорья, перерезали диким животным важнейшие миграционные пути. В результате уже потеряна значительная часть обитающей на склонах Аибги популяции бурых медведей, которым перекрыли миграционные пути в нижнюю часть хребта, где расположены их кормовые угодья.
Осушены болота и водоемы в Нижне-Имеретинской низменности на берегу Черного моря, а ключевая орнитологическая территория международного значения, служившая местом отдыха сотен тысяч птиц во время весенних и осенних миграций, застроена стадионами и объектами Олимпийской деревни.
Природные территории, на которых построен горнолыжный комплекс «Роза-Хутор», в принципе не способны безболезненно принять планируемое количество отдыхающих. По существующим нормативам рекреационная емкость ландшафтов, расположенных на горных склонах в границах этого горнолыжного курорта, составляет не более 3000 человек. А по планам самого курорта на этих склонах ежедневно будут находиться более 10 тысяч человек. Это только в обычном режиме эксплуатации. Во время же зимних олимпийских игр нагрузка возрастет многократно.
Спорт может пагубно влиять на природу. В частности, Рафаэль Арлеттаз и его коллеги из университета города Берна обнаружили, что развитие фрирайдовых зимних видов спорта пагубно влияет на альпийские экосистемы. На юго-западе Швейцарских Альп учёные провели полевые эксперименты на тетеревах. Для этого птиц, снабжённых радиомаячками, раз в день в течение 4 дней заставляли выскакивать из своих снежных лунок, в которых они прячутся от хищников и мороза. Выяснилось, что у птиц, обитающих в районах, где отдыхает большое количество людей, содержание метаболитов гормона стресса на 17% выше, чем у птиц тех же видов из непосещаемых районов. Таким образом, вторжение сноубордистов и лыжников представляет серьёзную опасность для живой природы по всему миру.
Мониторинговые исследования 2010-2012 гг., проведенные научными сотрудниками Сочинского национального парка, показали значительную трансформацию горно-луговых ценозов и продолжающееся сокращение лесных ландшафтов на территории горнолыжного комплекса ОАО «Горная Карусель», где расположены олимпийские трамплины, медиадеревня, гостиничные комплекы и горнолыжные трассы. Пойменная терраса реки Мзымта в результате строительства совмещенной автомобильной и железной дорог уничтожена полностью, в связи с чем прирусловые экосистемы прекратили существование.
Мониторинг подтвердил исчезновение с территории «Горной Карусели» после начала олимпийского строительства малоазиатского тритона (Красные книги России и Краснодарского края) и четырех видов рептилий: веретеницы ломкой, водяного и колхидского (Красный список МСОП, Красная книга Краснодарского края) ужей, кавказской гадюки (реликт и эндемик, Красный список МСОП, Красные книги РФ и Краснодарского края). Отмечена отрицательная динамика состояния популяции западнокавказской ящерицы – эндемичного реликтового вида-эдификатора нетронутых субальпийских экосистем, внесенного в Красный список МСОП и Красную книгу Краснодарского края.
Организации, занимавшиеся строительством олимпийских объектов, на протяжении всего периода подготовки к олимпиаде незаконно добывали необходимую для отсыпки строительных площадок и насыпи совмещенной дороги Адлер – Красная Поляна песчано-гравийную смесь прямо в русле Мзымты. Но, в конце-концов, после активных протестов природоохранной общественности, в этой сфере навели какой-то порядок. Но пришла другая беда. 6 октября 2011 года заместитель Министра регионального развития России Юрий Рельян, курирующий подготовку к Олимпийским играм, сообщил изданию «Коммерсантъ», что проблему дефицита песчано-гравийной смеси для строительства олимпийских объектов удалось решить за счет введения в эксплуатацию находящихся в Сочи двух карьеров – Каменского и Ахштырского (проектная мощность не менее 20 млн. тонн сырья). Таким образом, Правительство решило эту проблему за счет уничтожения природных комплексов Сочинского национального парка, проигнорировав то, что российское законодательство запрещает добычу полезных ископаемых и разработку карьеров на территории национальных парков. Кроме того, карьер расположен всего в полукилометре от поселка Ахштырь, жители которого не могут спать из-за страшного грохота от круглосуточной работы камнедробильных машин.

Техногенные катастрофы в Сочи происходят все чаще

Природа уже начинает «мстить» за необдуманное обращение с нею. На «облысевших» горных склонах, где расположены олимпийские объекты, происходят колоссальные эрозионные процессы, приводящие в движение тысячи тонн грунта. Не меньше половины этой огромной массы попадает в реку Мзымта, что приводит к ее загрязнению, заиливанию, увеличивает силу катастрофических паводков. Район строительства совмещенной дороги Адлер – Нижняя станция горнолыжного курорта «Роза-Хутор» отличается высокой степенью подверженности различным опасным природным процессам. Здесь широко распространены оползни, осыпи, россыпи и обвалы. Оползневые накопления создают высокую опасность формирования селей во время обильных и нередких здесь осадков. Вообще, весь район Сочи стоит на глинистых породах сочинской свиты мощностью около 700 метров. Это – территория классического развития оползней, которые покрывают около 80% территории Сочи.
Как прямо указано в положительном заключении государственной экологической экспертизы от 1 сентября 2006 года, при техногенном воздействии, связанном со строительством объектов и сооружений горнолыжного комплекса «Роза-Хутор», учитывая горный характер рельефа территории, с вероятностью близкой к единице (т.е, 100%) можно прогнозировать резкую активизацию и усиление опасных природных процессов. На территории горнолыжных трасс после антропогенного вмешательства вместо бурых горно-лесных почв возможно образование вторичных дерновых почв, то есть произойдет изменение классификационного положения исходных почв. Произойдет увеличение площади непочвенных образований. Последняя фраза эзоповым языком говорит о деградации и даже полном смыве грунтов на некоторых участках горнолыжных трасс и оголении склонов до скального материнского покрытия. Этот вывод подтверждается расчетами, в результате которых показатели фактической лесистости после устройства горнолыжных спусков на северных склонах Аибги крутизной свыше 10 градусов снизятся ниже критических.
Если посмотреть на государственную геологическую карту, то выясняется, что этот район буквально напичкан аномалиями токсичных, высокотоксичных и радиоактивных элементов. 80% площади находится в ртутно-мышъяковисто-медноколчеданной зоне. Так, согласно отчету лаборатории № 3 государственного учреждения «НПО «Тайфун», в результате проведенного радиационного обследования участка дороги Красная Поляна – Альпика-Сервис – Роза Хутор было установлено, что содержание Cs-137 на целинных участках пробы (выше 200 м и ниже 100 м от горнолыжного курорта «Роза-Хутор») превышает фоновое содержание этого радионуклида для территории России в 3-4 раза, что, видимо, обусловлено чернобыльским загрязнением. В привозном насыпном грунте прямо на дороге было отмечено повышенное содержание естественных радионуклидов уранового и ториевого рядов (Ra-226 и Th-232) по сравнению с содержанием этих нуклидов в пробах местных целинных участков.
Своими токсичными свойствами выделяются черные битуминозные сланцы, темно-синие аргиллиты, алевролиты и различные, содержащие сульфиды, горные породы, через которые построены тоннели совмещенной дороги из Адлера в Красную Поляну.
Крутые, часто вертикальные стены ущелья, прорезанного Мзымтой в толще известняковых скал, разбиты тектоническими трещинами. Это – потенциальные обвалоопасные массивы. В 60-х годах прошлого века там неоднократно происходили обрушения пород с перекрытием русла реки, формированием временных водохранилищ с катастрофическим их прорывом. Такое случалось и при небольших землетрясениях, и просто под собственным весом. А теперь эти крутые склоны, и без того неустойчивые, еще подрезаются при строительстве совмещенной дороги.
Эстафету катастроф при строительстве совмещенной дороги открыла в июле 2009 года авария при строительстве одного из тоннелей. Тогда внезапный прорыв подземных вод уничтожил технику. Обошлось без жертв. А в январе 2010 года в результате сильных ливней вышла из берегов Мзымта, затопив строительную технику и жилые вагончики, забрав жизни троих несчастных рабочих. 15 января 2011 года на речке Дзыхра, являющейся притоком Мзымты, произошла техногенная экологическая катастрофа. Сильные ливни привели в движение свалку токсичных отвалов горных пород, которые вывозят из строящихся тоннелей. Сформировавшийся мощный селевой поток убил все живое в этой речке и в одноименном водохранилище. В том же году появилась неофициальная информация, что на строительстве совмещенной дороги чуть ли не каждый день происходят обвалы и оползни, которые засыпают бульдозеры, тракторы, прочую строительную технику. А на поверхности Мзымты частенько наблюдается плывущая к морю белая или грязно-желтая пена, пятна которой растягиваются на сотни метров по реке. Так, 19 августа 2011 года в результате аварийной ситуации на комплексе тоннелей № 3 строительства совмещенной дороги был осуществлен массовый сброс буровых отходов в реку Мзымта. В результате вся река от поселка Кепша до Адлера в течение ночи и утром была покрыта белой пеной. Совсем недавно лично мне один из ответственных работников компании ОАО «УСК МОСТ», строящей эту дорогу, сообщил, что очень много объектов построено наскоро, без серьезных инженерных изысканий и необходимого запаса прочности, поэтому могут разрушиться в любой момент при более-менее серьезном внешнем воздействии (смерче, затяжном ливне, паводке и т.д.).
Технология проходки тоннелей совмещенной дороги включает в себя применение специальных химических реагентов с сильнейшей щелочной реакцией. В процессе проходки сильной щелочью обрабатываются токсичные горные породы и эта дезинтегрированная порода вместе со шламом извлекается на поверхность и поступает на свалку. Содержащиеся в реагентах поверхностные активные вещества (ПАВ) способны извлекать из этой массы тяжелые металлы, переводя их в токсичные для гидробионтов формы. Все это, в конце-концов, попадает в Мзымту, а потом и в Черное море. Нелишне напомнить, что Мзымта – отнюдь не рядовая река. Она является основой экологического каркаса всего природно-территориального комплекса города Сочи. Это – водоем рыбохозяйственного значения высшей категории, нерестовая река для ручьевой форели и черноморского лосося, внесенного в Красную книгу России. Она является основным источником пресных вод для всего Сочи и крайне чувствительна к изменениям ее естественного гидрологического и гидрохимического режима.

Крах программы «Ноль отходов»

Краснодарской природоохранной организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу» стал доступен протокол совещания от 12 июля 2013 года, которое заместитель председателя правительства России Дмитрий Козак втайне даже от журналистов провел в Сочи в связи со срывом графика строительства олимпийских объектов. Обсуждалась проблема  утилизации строительных отходов, с размещением которых, как известно, в олимпийском Сочи большие проблемы.
Дело в том, что при подготовке программы подготовки к зимним олимпийским играм 2014 года были предусмотрены определенные решения проблемы утилизации накопившихся и новых твердых бытовых отходов, а вот про строительные отходы просто забыли. Либо предпочли не заморачиваться и решить проблему их утилизации  способом, самым простым с точки зрения исповедующих правовой нигилизм организаторов олимпиады в Сочи. Основная масса грунта и отходов со строек вываливается в Сочинском национальном парке, в котором эта противоправная деятельность с одобрения Министерства природных ресурсов и экологии России поставлена на коммерческую основу. Но, видимо, ситуация с отходами вышла из-под контроля и стала настолько критической, что потребовались неординарные меры для ее урегулирования.
Участники совещания приняли решение, как свидетельствует документ, «согласиться с предложениями Минрегиона России, Минприроды России, ГК «Олимпстрой» о размещении выработанных грунтов и строительных отходов, образующихся в ходе строительства олимпийских объектов, в Ахштырском карьере». Особенно парадоксальным в этой ситуации является то, что с инициативой, несущей угрозу экологической катастрофы для Сочи, выступает Министерство природных ресурсов и экологии Российской Федерации.
Угроза экологической катастрофы возникает из-за того, что Ахштырский карьер (тоже, кстати, созданный с нарушением природоохранного законодательства) расположен на карстовом массиве, который является зоной питания Мзымтинского месторождения пресных вод – основного источника водоснабжения для Большого Сочи. Токсичные стоки с очередной «олимпийской» свалки неизбежно попадут в подземные карстовые воды и затем – в пресную воду, которую пьют сочинцы.
Не так давно подобную свалку олимпийских отходов планировали сделать в Каменском карьере, расположенном на противоположном от Ахштырского карьера берегу Мзымты. Но протесты общественности и местного населения заставили власти отказаться от этой идеи. Поэтому, видимо, от полной безысходности (отходы все равно куда-то девать надо) высокопоставленные чиновники выбрали новое место. При этом не было принято во внимание нахождение будущей свалки рядом с давно существующим памятником природы в Ахштырском ущелье, а также нахождение карьера прямо на берегу Мзымты.
Теперь в карьер площадью 15 га без проекта рекультивации, инженерных изысканий и экологической экспертизы вываливают грунт и строительные отходы. А под видом строительных отходов в карьер могут сваливать все, что угодно, включая высокотоксичные опасные отходы. По крайней мере, твердые бытовые отходы (ТБО) туда уже скрытно завозят.
Но основную часть ТБО все же вывозят из города Сочи куда подальше, а именно в Белореченский район Краснодарского края по другую сторону от Главного Кавказского хребта. Начисто провалив предусмотренный олимпийскими стандартами принцип «Ноль отходов» – полную сортировку твердых бытовых отходов и вовлечение вторсырья в последующий оборот, Администрация Краснодарского края не придумала ничего лучше, как вывозить мусор из Сочи в другое муниципальное образование. Самое удивительное, что вывозят даже опавшую листву и обрезанные ветки деревьев и кустарников.
По сообщению пресс-службы сочинской администрации, ежедневно в рейс отправляются 35 большегрузных мусоровозов, груженных прессованными и упакованными в биг-бэги твердыми бытовыми отходами, которые, как заявляется, якобы прошли предварительную сортировку на заводе ОАО «Сочинский мусороперерарабатывающий комплекс». На самом деле, никакой сортировки в Сочи не производится, а все ТБО в полном составе складируются на уже перегруженной свалке вблизи города Белореченск. При этом за нерасторопность чиновников расплачиваются жители Сочи: с марта прошлого года в Сочи практически в два раза увеличился тариф за вывоз отходов – с 74 рублей до 134 рублей.
Заместитель координатора Экологической Вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко так прокомментировал ситуацию с отходами: «То, что сейчас происходит в Белореченском районе с мусором из олимпийского Сочи, иначе, как преступлением, не назовешь. Краснодарские чиновники и пляшущий под их дудку глава района в авральном порядке пытаются замаскировать последствия провала программы «ноль отходов».

Стал ли чище город Сочи?

В январе 2013 года российский вице-премьер Дмитрий Козак выдал очередную порцию вранья, заявив о том, что вода и воздух в Сочи стали чище, чем были до начала подготовки к зимним олимпийским играм. Однако официальные данные, публикуемые на сайте Росгидромета, опровергают эту ложь во имя спасения имиджа сочинской олимпиады. С 2007 по 2012 годы неуклонно росло содержание в атмосферном воздухе города Сочи взвешенных частиц (пыли). По обобщенным данным, в 2010 году произошел резкий рост загрязнения формальдегидом, и до 2012 года  в сочинском воздухе были в три раза превышены предельно допустимые концентрации паров этого токсичного вещества. На начало 2014 года критическая ситуация с загрязнением воздуха формальдегидом не изменилась. Аналогичная ситуация отмечается и с загрязнением диоксидом азота, по которому предельно допустимые концентрации превышены на протяжении многих лет, и к 2014 году ситуация не улучшилась. Если взять за исходную точку отсчета дату подготовки Заявочной Книги «Сочи-2014», то следует констатировать, что к 2013 году загрязнение воздуха взвешенными веществами (PM10) выросло в 3 раза (было 0,0258 мг/куб. м,  стало 0,0762), диоксидом азота – на 60% (было 0,0274 мг/куб. м,  стало 0,0468), диоксидом серы – на четверть (было 0,0003 мг/куб. м, стало 0,0004). Таким образом,  из-за олимпийской стройки  на протяжении последних нескольких лет сочинцы дышат отравленным атмосферным воздухом.
С водой и того хуже. В октябре прошлого года жителям Сочи с улицы Клубничной, расположенной в десятке метров от президентской резиденции «Бочаров Ручей», поневоле утром пришлось умываться мочой и фекалиями. Из кранов побежали самые настоящие канализационные стоки. Как сообщили «Сочинские новости»,  во время проведения строительных работ специалисты компании «Трансстройтоннель» повредили водовод. В результате улица Клубничная осталась без воды. До сих пор непонятно, каким образом канализационные стоки попали в водопроводную трубу – по мнению специалистов, это невозможно. По предположению местных жителей, скорее всего, строители решили сами ликвидировать аварию и перепутали трубы. И тогда, как деликатно пишет пресс-служба «Сочиводоканала», «произошло попадание в поврежденный водовод грунтовых и иных вод».
Как сообщил представитель ООО «Сочиводоканал», с 1 февраля этого года круглосуточное дежурство в Центральном, Хостинском и Адлерском районах города-курорта Сочи будут нести 24 аварийно-восстановительные бригады. Это сделано для того, чтобы обеспечить непрерывное производство работ по устранению аварийных и предаварийных ситуаций на сетях водоснабжения и водоотведения во время проведения в Сочи XXII Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр. Однако тревожный звонок с улицы Клубничной вызывает обоснованные опасения, не перепутают ли ремонтники водопровод с канализацией в очередной раз уже во время олимпиады?
Краснодарское отделение партии «Яблоко» совместно с известным российским биологом Алексеем Яблоковым собрало независимую статистику по состоянию канализации в  городе-курорте Сочи накануне зимних олимпийских игр. Оказалось, что там канализации нет на 57% территории. Отсюда результат: предельно допустимые концентрации вредных веществ в сочинских реках и ручьях превышены в 68 раз. Логично было предположить, что на оставшихся, «покрытых» канализацией, 43% сочинской территории все благополучно. Тем более что, согласно официальным средствам массовой информации, очистные сооружения вводят в эксплуатацию и в Красной Поляне, и в Адлере, и в Центральном районе Сочи. Однако при этом не уточняется, что к этим очистным сооружениям фекалии текут по канализационным трубам, которые никто и не думал менять. Трубы давно изношены и прогнили, поэтому на один километр сочинских коммуникаций приходится по 67 аварий в год.
Как и везде в приморских городах, какое-то количество стоков все же проходит очистку и выводится в открытое море по так называемым глубоководным выпускам. В Сочи 64 таких выпуска, однако санитарным нормам не соответствует ни один. По нормам, выпуск очищенных стоков должен быть на расстоянии двух миль от берега (3600 метров), но сочинские выпуски заканчиваются в километре-двух от суши, на маленьких глубинах, и поэтому неприятно пахнущее содержимое труб возвращается в пляжную зону.
Из-за того, что по сочинским улицам довольно постоянно текут дурно пахнущие ручейки, вредоносными микроорганизмами загрязнены 38,4% сочинских водоемов, приспособленных для отдыха. Недаром Дагомысская инфекционная больница регулярно предупреждает, что в Сочи после шторма нельзя купаться три дня, нельзя полоскать рот морской водой и, тем более, эту воду глотать. Хорошо, что в Сочи проводится зимняя олимпиада и никому из иностранцев не придет в голову купаться в его природных водоемах. А в гостиничные ванны и бассейны, скорее всего, дадут воду почище той, которую пришлось попробовать сочинцам с улицы Клубничной.
Когда статья была написана и уже готовилась к публикации, пришло сообщение о новой аварии в наспех построенной канализационной системе олимпийского Сочи. Как сообщил портал newslend.com, за считанные дни до открытия Олимпиады, в ночь на 28 января, в зоне «олимпийского гостеприимства» – поселке Мирный, прилегающем к Олимпийскому парку, – случило то, чего ждали и во что не хотели верить. Ночью в дома жителей нескольких улиц хлынули канализационные воды, первые этажи были затоплены фекалиями почти полностью. Из-за очередного отключения света вышел из строя насос на только что сданной в эксплуатацию «олимпийской» канализационно-насосной станции.
Михаил Барангулов, приехавший в Мирный из Челябинска и надеявшийся на лучшую жизнь в столице Олимпиады, оказался одним из первых, чей дом на улице Кленовая попал под удар канализационных стоков. Глубокой ночью он почувствовал резкий неприятный запах, а когда попытался спуститься на первый этаж, обнаружил, что нечистоты заполнили пространство его дома полностью. – Несколько часов по улице бежала канализация, затекала в дома, но никто не собирался устранять аварию, – рассказал местный житель. – В водоканале сообщили, что эта канализационно-насосная станция до сих пор не стоит у них на балансе, энергетики вообще ничего не комментировали, у них были плановые отключения света, поэтому насос выключился, и фекалии потекли по улице. Потом свет дали, но в канализационно-насосной станции не было специалиста, который бы просто нажал кнопку и запустил этот насос. Люди звонили даже в МЧС, их все послали. По словам Михаила Барангулова, решение, кто же должен включить злосчастную кнопку на пульте управления насосной станции, принималось более пяти часов.


Валерий Бриних, эколог

Немає коментарів:

Дописати коментар