пʼятниця, 11 грудня 2015 р.

О правозащите в Узбекистане

С утр а я поехала к Елене Урлаевой, самой смелой правозащитнице  в Узбекистане.
Оказывается, этой осенью(в разгар хлопкового сезона) к восьмидесятсемилетней маме Елены , Вере Афанасьевне в семь часов утра пришли милиционеры, сотрудники ОВИРА и прочие .
«Вылавливать» племянницу Елены, внучку Веры Афанасьевны, которая осталась ночевать у своей бабушки . Так как. Девушка сейчас гражданка Украины, у нас иностранцы должны обязательно регистрироваться. А поводом такого раннего «визита»  послужил то. Что внучка осталась ночевать со старой бабушкой то есть по закону, она должна жить там, где зарегистрирована.


Бедная Вера Афанасьевна с тех пор плохо ходить, постоянно лежит, ночами не спить, со слезами рассказывает  как менты  заставили подписать какие-т о  бумажки и как внучку Аню Савченко выпроводили из  страны как преступницу.
Вера Афанасьевна приехала в Узбекистан вместе с мужем, уроженцем Андижана, учился в Черниговской области и привез украинку жену.
И все эти испытания бедной женщине из-за правозащитной деятельности дочери Елены.
Вера Афанасьевна со слезами рассказала как ей стыдно в таком возрасте быть судимой. Чт то они с мужем честно работали, получали грамоты.
Провожая меня, Вера Афанасьевна спросила « Как думаете, меня не посадят?» и при этом еле стояла, державшись за дверной косяк.
Как вышла из дома, заплакала…
Елена все время плакала, эта смелая женщина, которая ничего не боится , здесь не моглда удержать слезы из-за жалости к матери .
«Прости мамочка, прости, как я могу молчать, когда люди страдают» повторяла Елена.

p.s  Осенью 2015 года пошла настоящая охота на «ведьм» то есть за несколько оставшимся на свободе правозащитниками, «охотились» за теми кто мониторил принудительный труд в Узбекистане.
Дмитрию Тихонову сожгли дом, завтра его же и будут судить, якобы за мелкое хулиганство.
Если посадят на 15 суток, мы не знаем, вернется ли он оттуда.
Уктаму Пардаеву «грозить» 10  лет тюрьмы.
Елену Урлаеву во время мониторингов  подвергали  унизительным проверкам, поиска флешки от фотоаппарата вплоть  до того, вызывали врача-женщину, раздевали правозащитницу и вместо гинекологического стола клали на стол  прямо в кабинете и «ковырялись» А Елене Урлаевой  почти 60 лет .

Пока ни МОТ , ни Всемирный банк, поддерживающий сельское хозяйство в Узбекистане, не заступились за правозащитников
Умида Ахмедова

Немає коментарів:

Дописати коментар