вівторок, 26 серпня 2014 р.

По поводу задержания О. Лащёновой.

Сам я не журналист, потому у меня нет оснований в этом случае для корпоративной (цеховой) солидарности, которая лишает трезвого взгляда на реальность. То, что написал и документировал о позиции Оксаны С. Иванов, как и сам факт её задержания, предельно остро ставит вопрос об ответственности журналиста в кризисное для страны время. Война - крайняя форма кризиса, один поэт в таких условиях к штыку приравнивал перо. 


Сразу - главный тезис. Поскольку у нас необъявленная война, имеющая статус гибридной, в ней информация в руках агорессора- основное оружие для оболванивания населения воюющих сторон. Здесь журналисты, представляющие интерес агрессора, - учасники войны и никакие не "репортеры". И уж тем более не "священные коровы".

Я, конечно, за освобождение Оксаны, пусть и с учетом сказанного, но не столько даже по жалостливо-гуманным соображениям (семья-дети), и не потому, что журналист на войне - особая статусная фигура, сколько из видения глубины той пропасти, куда все мы катимся. Какая тут связь, попытаюсь пояснить.

Если честно, я (и не только я) не разделяю оптимизма официальных сводок с "восточного фронта" и не вижу конца войны, не вижу перспективы спокойной жизни и работы в Луганске, как и возрождения Донбасса. Хотелось бы ошибиться, но такой желанный всеми нами конец возможен только в одном случае - если Путина не станет.

Но обсуждать эту гипотезу нет смысла. А пока он есть, война может закончиться только в случае достижения им своей стратегической цели - превращения Украины в управляемый им хаос. Путин, конечно, в человеческом качестве полное ничтожество, закомплексованный, малообразованный и крайне тщеславный чиновник, вознесенный на самодержавный трон корпорацией российских спецслужб. Он человек-функция кремлевской гэбэшной банды, главным принципом которой является насилие над российским народом во имя обогащения корпорации и укрепления её власти. Для маскировки же этой realpolitik Путину одели мундир идеократа и поручили представлять "историческую миссию России" - как антизападной цивилизации. Под одобрительные, не умолкающие овации махровых черносотенцев, застрявшей в 19-м веке славянофильской интеллигенции и просто одураченной российским ТВ публики. Впервые это проявилось еще тогда, когда он возродил сталинско-михалковский гимн - угадал, какие ноты ложатся на душевные струны массового россиянина, который вскорости проголосовал на конкурсе "Лицо России" за Сталина.

Украина же для Путина - полигон, на котором он решил проводить тренировочные, учебные стрельбы для наращивания стратегического противостояния с Западом. Поэтому суверенность Украины на основе прозападной идентичности, так ярко заявленная на Майдане-14, для Путина-стратега - препятствие, которое надо устранить любой ценой. Копошащийся муравейник людишек на этом полигоне в расчет идеократами не принимается, их списывают в утиль. Донбасс, который в значительной степени лишен западнических амбиций - своего рода удобная гаражная площадка на этом полигоне, где надо разместить много танков.

Так вот - при чем тут луганская журналистка, попавшая в зубья шестеренок военной машины? Какая связь? Скажу крамольную для уха патриотов вещь.

Попытаться остановить эту машину сейчас еще можно, как мне кажется, пойдя на радикальную амнистию ВСЕХ украинских граждан, которые сегодня с оружием в руках воюют с другими украинскими гражданами. Тезис: "Кроме тех, кто совершил преступления", - уже не актуален. Поздно, они все уже в крови. Объяви Порошенко такую амнистию - и 90% из них (по моей интуиции) побросают оружие. Жить все хотят, а гибридная война многим осточертела. Но сегодня у них безвыходное положение. Уйдут они к семьям - и тогда на войне останутся только российские наемники, которые сами сбегут домой либо будут уничтожены. А пойти на прямое вторжение в формате "негибридной", классической войны при тотальной поддержке Украины западными странами Путин в такой ситуации не посмеет. Да и российский народ не поддержит.

Морально это сделать тяжело. Но пропасть, в которую мы падаем и в которую я приглашаю всех заглянуть, вообще отменяет и мораль, и право, и культуру. То есть наше будущее. В той пропасти и преступно-бесчеловечный "марш военнопленных" в Донецке, и наше скромно-импульсивное индивидуальное возбуждение, когда мы слышим очередное сообщение, что силами АТО уничтожена еще одна порция террористов. ЕСТЕСТВЕННАЯ РЕАКЦИЯ: пришли нас убивать - так вам и надо, вы сами выбрали тропу войны и заслужили эту кару. Но ведь звереем, господа. Эта массовая моральная контузия тяжело и долго лечится.

Вот при таком моем (дискуссионнром) взгляде на ситуацию журналистка Оксана Лащенова - мелкая сошка, зачем ее держать? А с учётом истории другого луганского журналиста Юры Асеева, который в батальоне "Айдар" тоже был "задержан", - Оксану освободить надо как можно быстрее.

Пи-си. О священных коровах. Каждый российский журналист в гибридной войне должен рассматриваться как опасный участник войны, а не как наблюдатель. Официальный допуск для объективного освещения военных действий должны иметь только журналисты крупнейших СМИ из стран, не участвующих в войне.
Николай Козырев

Немає коментарів:

Дописати коментар